kybaman (kybaman) wrote,
kybaman
kybaman

Папайя 2.

Замутка какая получилась. Люся обламывает деда, хотя поговорка кубинская гласит, что папайя ровестников не ищет. Дед развозит девах по домам, сперва Марусю, потом Люську. Потом забирает Марусенцию обратно и привозит к себе домой, где мы продолжаем знакомство. Но стервозная "блондинка" заартачилась и начала скандалить, хотя рома не пила, но видать чемодан всё испортил. Мои симпатии к ейной подруге не катят, да и деда грит про меркантильность сурово. Уехали. Пока помылся и на радостях решил еще подарков расфасовать. Но уже чинно, благородно, по пакетам, почти с ленточкой.
Приехали мои амигос очень грустные. Стерва творила непотребное, настроение упало у всех. Марийку успокаивал, с дедом накатили. Он пошел к соседке за травой для мохито, я принёс пакет с подарками.
Был в ударе, чесал о европейских "блондинках" и про сказки чернобыльские. Деваха оживилась, юмор кубинки любят, а к лихим комплиментам привыкли, мачос местные так закручивают, что только через несколько месяцев начал понимать немного.

- Ай девочка, хочу быть косым кроликом, чтоп сразу видеть тебя спереди и сзади!
- Эти туфли на тебе просто как продолжение шикарных ноготков, а про ноги даже и говорить не надо, я уже захлебываюсь!
- Сумочка какая шикарная, а этот изгиб руки около ремешка... Счас п*зданусь на кочке, перекинь пжлста на другую сторону. Ооууу! Какое платье, чтож ты со мной делаешь, девочка сладкая, мне же надо и на дорогу иногда смотреть!

Фантазия кубинцев перелетает в уши женщин, как волны на Малеконе, часто огромные, как пятиэтажный дом. Туристы тоже учатся, но в основном нам далеко до латиносов. Они пикаперы в сотом поколении, пляшут и поют с детства. Сексуальность на острове зашкаливает.
Вот и деда танцует, делая мохито и попутно посылая Маруську за соседкой. Попросил пару футболок зелёного цвета, его подруга любит сочный зелёный. Принёс ему пять, пришла соседка. Деваха лет сорока, негрилка с попсом на котором можно ставить полупустую банку с пивом.
Деду 65, грит его отец в 80 годков притирает пару раз в неделю врачиху знакомую. Охренеть!

-Это Куба, сынок, кури натуральный табак, поменьше работай и побольше пляши.
-Да,падрэ, лихо.
- Забудь это слово. Называй меня эрмано, брат по русски.
- Хорошо.

Раулито начинает говорить на русском. Моя челюсть надолго отвисает.

- Сичьяс моя баба Ляриска будьит танцевать, смотри не приставай, Мария ревнивая.
- Да ты чо..
- Знаю вас совьетико, всё негру хотите.
- А где учился в Союзе?
- Не льеталь, сдесь учьиль, с пожарниками вашьими рапоталь.
- Да ладно чесать, так хорошо говоришь!
- Так инструктор был из Африки, тиньенте коронель Сафонаввввв... Две свисды. Как ето по рузски?
- Подполковник.
- Самий тясшелый слова, товарисьчь потполькобньик и Больёодья.

Мохито целый графин, Раулито зовёт девчонок, они в соседней комнате меряют обновки, Марья хвастает количеством и качеством, а Дольче Габана помогает мне увидеть начинающийся блеск в глазах. Раулито чешет так быстро, что ничего не понимаю, девахи падают от смеха. Он пересказывает негрилке историю с папайей, Мари так не может, она начала, он продолжил. Музыка, все пританцовывают, кроме меня.

- Когда будешь танцевать, постарайся больше двигать ладонями.
- Зачем? И как ими двигать? Не понял..
- Ну дебушка дольшин снак подать, кохда она хосшить тибя!! У бас ше так есть тосше! Пальсем потьёр латошка, она тибя потьёр, мосшно амор нашинать! Мне так потполькобник гобориль. Если она пербий потьёрла, мосшишь ипать.
- Раулито, это грубое слово.
- А они не понималь. Я много вульгаризмо русо снайю.
- Ок, но давай не будем их говорить, а то вон девахи повторяют уже.
- Мой баба снает тосше.

Зовёт подругу, звать её по другому, но ему нравится имя Лариса, любопь у него была с совьетикой белокурой, вот и всех своих подруг одним именем кличет. Приходит негрилка, браво выпячивает бюст вверх и молотит пять минут самые отборные армейские ругательства. Или ругательства пожарных. Раулито довольно лыбится. Мария пристаёт к ним, тоже хочет учить, начали с папайи. Прошу забыть маты и учить нежности, но упрямый инструктор продолжает, Мария повторяет со смехом. Наши слова смешно звучат для кубинцев. Кое как переползли на имена. Вольдемар вроде имя, а на острове - жирное море.

На улице темно, а время всего семь часов. Раулито жестко инструктирует по дальнейшим действиям. Спрашивает о работе и зарплате. О плюсах и минусах капитализма в России. Мешает слова, ему трудно, долго не говорил по русски, на улице к туристам не пристаёт, работает завгаром. По кубинским меркам - средний класс. Крепкий и большой дом, но нет ремонта. Тратит на девок всё. Развёлся, дети взрослые, жену отправил в провинцию, к тёще. Построил ей домик и помогает ей с бизнесом. По разговорам с Ларой понятно, что у него еще парочка любовниц есть. Показал фото двухлетней давности с молодой девахой, выглядел очень бодро. На сороковку. Грит, жизня подкосила, какие то проблемы с сыном и женой. Так понял, сына посадили, на эту тему не хотел говорить. Про сигары тоже уходил в сторону. Но жизнь идёт и если есть повод для праздника, а кубинцы носят праздник всегда с собой, то надо плясать, петь и травить про папайю.

- А у тебья сшена дома ?
- Не. Развод. Диворсио.
- Мари нрабиться?
- Си. Красивая и не наглая, как "блонди".
- Ието пльять она такой. Мари работай с ней, она ийё работа всять, сшивут рьядом.
- А проблем не будет, что я у тебя ночую?
- Масшин счас постаблью у сосед, у нехо канатцы сшивут месьяс.
- Ок. А Кола Лока есть, а то у меня в самолёте забрала компания одна.
- Ни проплема, Лариська найидёт, пот иету мусьику хоросшо праздниковать.


Comments for this post were disabled by the author