Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Пират

Не выбрасывайте деньги на ветер! Смотрите на грабли под ногами...

Добрый день! Валерий (Арчибальд), 57 лет, посмотрел много стран, долго жил в Латинской Америке, год в Англии и США, пару лет в Азии. Почему вернулся? Туповат, плохо учил языки, плохо контролировал свои фирмы, которые потом успешно пролюбил с этими путешествиями, плохо разводился, да много чего делал плохо... Многие в каментах пишут что такие люди не могут учить людей, но они ошибаются. Посмотрите Довганя, других тренеров из "поля", у них многому можно научиться. А если бы мои фирмы успешно работали, то у меня просто не было бы времени писать здесь! И ещё многие уверены, что уж с его бизнесом ничего не может случиться, он самый ловкий, самый шустрый, связи и всё такое. Нет! Ситуации меняются, много нюансов, конкуренция сейчас жесткая, это не 90-ые годы, когда любой сервис приносил большие и дурные деньги. Вот я и учу людей не наступать на грабли, а их у меня было очень много, тренирую как фишинговать даже при ремонте стиральной машины! Клиентка хотела покупать новую, потому что старая, но безумно дорогая, глюкнула. Ремонт - 2.500р! Всё. И она прекрасно работает. Поиск хорошего специалиста в её городе - 4 часа. Для клиентки - бесплатно, потому что у ней мой годовой абонемент, моя техподдержка, часто круглосуточная.Collapse )

Buy for 10 tokens
***
...
Форум

Вклад Китая в достижение Победы во Второй мировой войне

70 лет назад милитаристская Япония и фашистская Германия развязали жестокую агрессию, ставшую беспрецедентной катастрофой в истории всего человечества.
Пламя войны охватило Азию, Европу, Африку, Океанию, более 80 стран и регионов, в войне приняли участие около 2 млрд человек. Перед лицом фашистской угрозы Китай, СССР и все миролюбивые страны и народы мира сформировали всеобщий антифашистский единый фронт, объединившись против общего врага, сражались бок о бок ради спасения будущего и судьбы человечества, защищая мир и справедливость.
Collapse )
Форум

Фейк, не? Китаец избил американца за нашу Победу...

На проходившем в Париже шествии «Бессмертного полка» полиция задержала граждан Китая и США за драку. Как отмечается в рапорте, оба участника конфликта не шли в колонне, а наблюдали за процессом противоположной стороны улицы.

«Я прогуливался по Елисейским полям и увидел это шествие. Я знаю, что оно называется «Бессмертный полк» и посвящено участникам Второй мировой войны. У нас в Китае это событие хорошо освещается. Ко мне подошёл американец и спросил, что это такое, я ему объяснил в двух словах. Тут он вдруг заявил, что в войне победили Америка и Канада. Collapse )
Форум

У кубинцев часто вырабатывается ощущение огромных возможностей личности...

Сергей Кара-Мурза: «Кубинцы говорили: придут молодые и продадут нас, как Горбачев – вас...»
Известный писатель о том, почему вся Латинская Америка по-прежнему смотрит на страну Фиделя Кастро как узник из тюрьмы на волю
Сегодня урна с прахом Фиделя Кастро будет захоронена на кладбище Святой Ифигении в Сантьяго-де-Куба. О том, в чем заключался смысл «кубинского социализма» и почему советская либеральная интеллигенция, влюбленная в Кубу, все 90-е годы так ждала, чтобы она без СССР «рухнула, озверела от голода и разложилась», «БИЗНЕС Online» беседует с известным ученым и философом левых взглядов Сергеем Кара-Мурзой.

«ЗА 90-Е ГОДЫ НАШЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ НЕ СКАЗАЛО О КУБЕ НИ ОДНОГО ТЕПЛОГО СЛОВА»

— Сергей Георгиевич, после смерти Фиделя Кастро вас, насколько я знаю, пригласили выступить на радио «Свобода», но вы еще в первой половине эфира встали и ушли из студии со словами «Мне тут противно даже быть!». Зачем вы пошли на эту радиостанцию — вы же знали, что там о Кастро не могут сказать ничего хорошего?

— Я предполагал, что будут лить помои, но надеялся, что дадут хотя бы пять минут сказать главное из того, что я видел, живя на Кубе. Когда меня туда приглашали, я заранее предупредил, что в полемике участвовать не буду. Но отказаться в момент похорон я как-то не мог. Мне Фидель Кастро очень многое прояснил, я ему многим обязан, и именно на радио «Свобода» я должен был пойти, хоть несколько слов о нем сказать. Так я понял.

Screenshot


— Сейчас, когда имя Кастро снова звучит с экрана и с каждой газетной страницы, кажется, что на короткое время вернулась мода на Кубу...

[Нажмите, чтобы прочитать правду о Кубе!]— Но не будем забывать, что по отношению к Кубе мировая культурная элита, и российская в том числе, совершила на исходе 1980-х годов настоящее предательство. Вспомните: за все 90-е годы наше телевидение не сказало о Кубе ни одного теплого слова. С экранов сочились только злорадство и ненависть. Спрашивается: за что эта ненависть? Все разговоры о том, что Фидель Кастро был тоталитарным диктатором — абсолютная чушь. Я долгое время жил на Кубе и превосходно знаю, что так называемых прав человека там намного больше, чем во всех латиноамериканских «демократиях» и даже чем в самих США.

— Это предательство совершили, я так понимаю, прежде всего так называемые шестидесятники. Именно они когда-то громче всех культивировали Кубу, и именно они стали «архитекторами перестройки», которая покончила с СССР и соцлагерем. А кто были, на ваш взгляд, эти люди? Вы же сами — из поколения 1960-х годов.

— Плохо, неверно представляют себе шестидесятников. Сегодня, основываясь уже не только на личных впечатлениях, но и на научном анализе этого явления, можно сказать, что это были экзальтированные коммунисты. Причем крайние, радикальные коммунисты. Как неоконы в США, которые изначально были троцкистами, а стали крайними выразителями американской мессианской идеологии. Это, как правило, мечущиеся натуры, они легко впадают в другую крайность. Так и шестидесятники: из крайних коммунистов стали крайними антикоммунистами. Чудеса!

Это была достаточно большая прослойка отечественной интеллигенции, причем не только среди гуманитариев, но и среди ученых, занимающихся точными науками.

— Называлось это «физиками и лириками» на сленге того времени.

— Да. Возьмите того же Андрея Сахарова (академик Сахаров, известен как один из создателей советской водородной бомбы, ставший диссидентом и правозащитником — прим. ред.). Трижды Герой социалистического труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий. Вдруг за три-четыре года он меняется. И это только один из примеров. Кубинская революция этих людей очаровала. Можно сказать, что она вызвала безудержный восторг евтушенок всего мира, а потом, по взмаху дирижерской палочки хозяина. стала объектом их самой патологической злобы и клеветы.

Когда я впервые приехал на Кубу (это была середина 1960-х годов), я увидел там много таких людей. Причем из всех стран. Они были революционеры, они были романтики. Они всячески демонстрировали свою готовность к жертве. И все-таки это было совершенно другое видение по сравнению с нормальными людьми. Под нормальными я подразумеваю простонародье, хотя среди тех, кого романтики считали простонародьем, встречалось и немало образованных. Так вот, романтики и простонародье были совершенно разными. Нормальные кубинцы не впадали в экзальтацию, а наоборот, ворчали, но взвалили тяжелую ношу.

— В каком смысле — ворчали?

— В прямом смысле, но разные по-разному. Молодые часто были слишком пылкими революционерами (когда уже не было Батисты). А старики «из бывших» сидели на бульваре и воображали, как американцы придут их спасать. Спорили: по воздуху придут спасать или по морю? И при этом никто их не трогал. В этом, кстати, абсолютное отличие от нашей культуры. На Кубе все можно было говорить. В том числе и про Кастро. Социальная база государства, выстраиваемого Фиделем, была настолько прочной, что на ворчание и бульварную болтовню можно было не обращать внимания.

— Получается, что за ворчание на бульварах и за «кухонные анекдоты» на Кубе не преследовали.

— Нет, и сторонники Кастро, и «антикастристы» — все говорили свободно, но не так мрачно, как наши диссиденты. Я четыре года там отработал (в 1966 - 1968 и в 1970 - 1972 годах — прим. ред.). Я всю Кубу объехал, разговаривал с людьми самых разных слоев, включая русских эмигрантов 1918 года.

— Она сравнительно небольшая.

— Более 1000 километров (чтобы проехать от одного конца острова до другого, надо преодолеть 1250 км — прим. ред.).

— Вы приехали на Кубу как советский ученый-химик. А в каком университете вы там работали?

— Полтора года работал в Сантьяго-де-Куба (второй по величине кубинский город — прим. ред.), а потом в Национальном исследовательском центре.

— А как вы попали на Кубу? Расскажите, как это произошло.

— Тогда у студентов был большой интерес к Кубе — революция! Казалось, что это явление осталось в истории. И вдруг меня что-то зацепило. Ехал в 1959 году в электричке, и там подобрал старую газету со статьей о партизанах Кастро. Но мне понравилась не сама статья, а фотография: девушка верхом на лошади и с винтовкой. Может, снимок был взят газетчиками из какого-нибудь американского фильма и вовсе не про Кубу, но я решил туда поехать. Стал учить испанский — по учебнику 1937 года, выпущенному для советских военных, которые в то время уезжали сражаться с франкистами и фашистами. Товарищ дал, семейная реликвия.

Один преподаватель с химического факультета, замечательный человек, отправлялся (первым!) на работу в университет Орьенте (восточная провинция Кубы — прим. ред.), и ему срочно требовался учебник испанского, а он не мог найти. Я дал ему свой, а он за это, уже будучи на Кубе, замолвил за меня слово. Потом в Москву приехал кубинский химик, нашел меня. Потом в мой институт пришла заявка на меня с Кубы. Я не ожидал!

Между прочим, мой друг, которому я дал учебник, снискал на Кубе огромное уважение. Купил мотоцикл и начал объезжать остров, собирая научные приборы для университета. Пробился даже к Че Геваре и с ним ездил и реквизировал приборы у директоров и министров, которые тогда были им не нужны. В итоге собрал хорошую лабораторию, а я ему в этом кое-чем из Москвы помогал.

— А он вам рассказывал что-нибудь о Че Геваре?

— Рассказывал о своих поездках с ним по острову. Но надо учитывать, что революционеры на Кубе тянулись к советским людям, которые там появились. Так что в знакомстве с Эрнесто Че Геварой не было ничего удивительного, да они и были люди близкого типа.

В общем, я получил приглашение и отбыл на Кубу. С грузом реактивов, приборов и парой аквалангов мне пришлось плыть на пароходе до бухты Сантьяго-де-Куба. Приплыли, я сразу в порт, оттуда — в город, и давай спрашивать у девушек, где здесь университет. Это был мой опыт практики в испанском языке. Оказалось, могу говорить, во всяком случае с девушками.

— А в чем поначалу состояла ваша научная работа в университете Сантьяго-де-Куба?

— Я до этого изучал структуру гликопротеинов — биополимеров, состоящих из белка и углеводов. В Москве, обсуждая мои будущие занятия, мы с коллегами решили, что интересно было бы изучить подобные полимеры из слизи морских моллюсков. Мои друзья занимались изучением веществ из моллюсков на Дальнем Востоке, а тут появилась возможность сделать то же самое на примере моллюсков Карибского моря. Я даже акваланги прихватил для этого. В итоге кубинцы свели меня с организацией, которая на тот момент была аналогом нашего ДОСААФ, а они выдали мне мощный катер, на котором мы стали обходить побережье. Здесь уместно вспомнить Педро Соберата, их главного подводника. Он был глух на одно ухо — следствие того, что нырял на глубину 90 метров, пытаясь найти упавший в море самолет Камило Сьенфуэгоса (кубинский революционер, соратник Фиделя Кастро и Че Гевары, погиб в октябре 1959 года). Так вот, Соберат был очень интересным человеком, особого типа, который на Кубе распространен, а у нас как-то не встречается. Мы привыкли действовать сообща, ватагой. А на Кубе можно встретить одиночек, которые берутся за невозможные дела. Вспомните «Старик и море» у Хемингуэя — этот образ типичный. К нему принадлежал и сам Фидель Кастро. Тот же Педро Соберат, подобно хемингуэевскому рыбаку Сантьяго, с ружьем охотился на рыб весом более сотни килограммов, и они тоже таскали его по морю по много часов. Еще я помню, как он без акваланга сидел на глубине 20 метров и копошился в коралловых рифах, как будто имел жабры. Я к чему это говорю? У кубинцев часто вырабатывается ощущение огромных возможностей личности, и это важная черта их революции.
Впрочем, с моллюсками у меня не вышло. Обнаружилось множество проблем, которые надо было исследовать Меня повезли на сахарные заводы — наблюдать процесс производства. Так я погрузился в мир тростника, патоки, кристаллов и множества непонятных явлений, которые происходят в этой среде.

— Благодаря знанию испанского вы много общались в кубинцами. О чем доводилось разговаривать?

— Все эти люди, с которыми я общался, хотели понять прежде всего одно: что будет с ними, с их островом? Для этого они примерялись к советскому опыту. Был у меня такой случай: я с женой возвращался с карнавала. Было уже под утро, и вот тормозит рядом с нами огромная полицейская машина, еще из старых американских, и пожилой полицейский говорит: «Давайте я вас подвезу». Хорошо, мы согласились. По дороге разговорились. Этот человек всю жизнь работал полицейским, и, насколько я понял из нашей беседы, его мучила раздвоенность. Дело в том, что его воспитывали в крайнем антикоммунизме, и теперь он не знал, как ему относиться к новой власти. И хотел спросить об этом у меня — не прямо, а обиняком. Потом мы практически всю ночь сидели, общались, пили ром. Он еще ко мне несколько раз заезжал по вечерам. Поначалу стеснялся, приедет и встанет за дверью, один раз даже напугал меня. Представляете, поздно вечером открываю дверь, а за ней — полицейский. Смутился, говорит, воды надо в мотор залить, а видно, что давно уже стоит. И вот мы выпьем кофе, по стаканчику рома и беседуем. Его интересовало, как в СССР жизнь устроена и другие самые простые вещи. Вот этот интерес к будущему был во всех слоях кубинского населения абсолютно. И даже у тех, которые уехали с Кубы, и у тех, которые собирались уехать, но отказались от этого.

— Вы подразумеваете кубинскую эмиграцию в Майами, Флориду, в Испанию, другие страны Европы?

— Да, был момент, из США целую флотилию катеров пригнали и всех забрали, кто этого хотел.

— То есть это были «философские пароходы» по-кубински с той разницей, что они перевозили далеко не одних лишь философов?

— Но их не отправляли в изгнание. Было соглашение между Гаваной и Вашингтоном на этот счет. Американцы предложили. Каждый мог уехать. Проблема была лишь в том, чтобы найти деньги на билет.

— Когда я был во Флориде, мне рассказывали, что кубинцы на старых автомобильных покрышках переплывали проливы, чтобы только добраться до американской территории (расстояние оценивается в 140 - 180 км — прим. ред.).

— У кого нет денег на билет — те да, переплывали, но на покрышках, только если кто-то на катере подберет. Но это продолжалось не очень долго, потому что потом в результате переговоров было заключено соглашение, что добровольцы со своими катерами из Флориды приедут и всех заберут, кто хочет. Мариэль — есть такой порт на Кубе, и оттуда забирали кубинских беженцев. И даже выпустили из тюрьмы тех, кто высказал желание уехать.

— Это были политические заключенные? Бывшие сторонники Фульхенсио Батисты?

— Нет, у этих были деньги на билет, и они исчезли молниеносно. Это были самые разные люди — бедолаги, уголовники, любители свободы и легкой жизни, а многим противна уравниловка, это и у нас было. Хотите — пожалуйста. Если американцы вас берут. Но не для всех была сладкая жизнь в США. Часть уголовников отправили сразу в колонии где-нибудь в Гондурасе. Часть — в тюрьму Гуантанамо (то, что беженцы в этой знаменитой американской тюрьме содержатся в нечеловеческих условиях, официально администрация Гуантанамо признала в 1993 году — прим. ред.). Многие пытались убежать обратно «в тоталитаризм», некоторые подорвались на минных полях. Такая вот эмиграция.

Уезжали люди благополучные, в том числе из университетской среды. Из моего университета в Сантьяго-де-Куба тоже. И преподаватели, и лаборанты, я многих знал, даже в чем-то помог им. Кое-кого я обучил новым методам, их публикации заметили и сманили в США. И все-таки это была небольшая величина сравнительно с населением Кубы — гражданской войны там не было, как у нас или в Сирии.

На площади Революции в Гаване во время выступления премьер-министра Кубы Фиделя Кастро, 1963 г. На площади Революции в Гаване во время выступления премьер-министра Кубы Фиделя Кастро (1963) Фото: ©Владимир Первенцев, РИА «Новости»
«ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ ВСЕМ ДЕТЯМ И СТАРИКАМ СРАЗУ ДАЛИ ПО ЛИТРУ МОЛОКА»

— Когда говорят об эмиграции, сравнивают 11 миллионов населения Кубы с 1,3 миллиона эмигрантов. Это едва ли не десятая часть всех живших на острове.

— Вы знаете, многие кубинцы вообще очень любят ездить по миру. Тем более пока жизнь на родине не стала такой упорядоченной, многих хаос приводил в ужас, они искали место для приложения своих сил. В 1966-м я часто видел в аэропорту, когда я куда-то летел, драматические сцены, потому что кто-то уезжает, а там еще человек 10 родственников провожают, плачут. У кого деньги были — в Испанию, в Мексику, в Чили, к гринго ехать — последнее дело.

— Эта эмиграция была вызвана какими-то внутренними причинами режима Кастро или она стала продолжением той, что была еще при Батисте и до него?

— При Батисте все, в общем-то говоря, были в ужасе. Предпринимателей — а там мало было предпринимателей, тех, кого принято относить к более-менее среднему классу — просто грабила зверская полиция. При этом иногда и ликвидировали. Потом случилась революция, и наступило равенство, надо было поднимать страну. Это были тоже не лучшие времена для немногочисленного среднего класса, хотя многие встретили революцию с энтузиазмом. Зато для большинства... Скажем, всем детям и старикам сразу стали давать по литру молока.

Трудно представить, из чего вырвалась Куба. Это было патологическое общество. Красавица Гавана и Варадеро, виллы на лучшем в мире пляже стали местом отдыха и разврата миллионеров и гангстеров с Севера. Посмотрите, кто был завсегдатаем в гостях у Батисты — такие известные гангстеры, как Лаки Лучиано, Фрэнк Костелло, Мо Далитц, Вито Дженовезе и др. Почти всю землю янки прибрали к рукам и засадили сахарным тростником. На рубке тростника сезонникам платили за дневную норму батоном хлеба и разрешением есть тростник. А когда завозили более покладистых и выносливых негров с Гаити, то и этой работы не было. И над всем этим — коррупция и доходящий до абсурда террор.

Мой первый приезд на Кубу случился в 1966 году, режима Батисты не было уже почти 7 лет. Но вот очень важный штрих. На Кубе много очень красивых девушек, глаз не отвести. Идет такая, с лицом богини, а ноги как трости, искривлены туберкулезом, рахитом и другими следами детского недоедания. В Орьенте, бедной провинции, где я работал в университете, это было очень распространено. А когда я вернулся на Кубу в 1972 году, уже подросло поколение девочек, вскормленных после революции. У всех спортивные, гармоничные фигуры, следы болезней начисто исчезли. Стоило только дать, на голом волюнтаризме, каждому ребенку по литру молока в день.

— Вы сами были свидетелем того, как разносили молоко?

— Не свидетель, а получатель по общинному праву. Да, в свой второй приезд я был с годовалой дочкой (там у меня и сын родился). Мы там жили в доме какого-то уехавшего буржуа. Мои дети были на тех же правах, что и кубинские дети. Каждый день по улице медленно проходил грузовик с молоком и разносчик ставил к каждой двери литровые бутылки — на каждого ребенка до 12 лет и на старика после 60 лет. Хоть к лачуге, хоть к обшарпанному коттеджу бывшего миллионера. Надо было только выставлять с утра пустую бутылку и в ней монету в 20 сентаво.

Все это делалось и в отношении богатых, и в отношении бедных. Жертв ради будущего приносилось много. Но не это было главное. На Кубе реализовывался совершенно другой сценарий социалистической революции. Вроде бы все проблемы как у нас, но решались они по-другому. Сказывалась разница в культуре, в религии. А главное — под «зонтиком» СССР Куба избежала интервенции и гражданской войны.

Выправлять изломанное общество бывшего «заднего дворика» США — это был подвиг труда и терпения. Стали строить хорошие дома с мебелью и переселять туда из трущоб. Около Гаваны вырос целый белоснежный город. Но жильцы, переехав в квартиры, переломали всю мебель, разбили ванны и унитазы, сорвали двери — снова организовали трущобу, уже в многоэтажных зданиях. Трудно понять человека из трущобы — этому нам надо учиться. Им терпеливо ремонтировали квартиры, объясняли, показывали фильмы. А со всех сторон — шипенье «конструктивной критики».

— Вы как-то сказали, что характер революции на Кубе был более светлым, человечным по сравнению с той революции в России, столетие которой мы будем отмечать в будущем году. СССР был первой социалистической страной, у него в первые годы не было союзников, а Куба изначально была уже не одна, она чувствовала, что у нее за спиной есть мы.

— Да, кубинцы это как раз хорошо чувствовали — и правые, и левые. Они понимали, что СССР сделал их революцию менее озлобленной. Это понимали и враги режима Кастро, потому что во всех других республиках Латинской Америки попытки революционных, да и парламентских, изменений сопровождались страшными репрессиями или карательными интервенциями. Например, в Чили в 1970-е годы. В совсем маленькой Гватемале в 80-е годы убили более 100 тысяч человек — кто о них вспомнил? В Аргентине офицеры, окончившие военные академии США, писателей и ученых сбрасывали в море с самолетов...

— А вот эти рассказы американских правозащитных организаций про 14 тысяч расстрелянных и 500 тысяч заключенных в тюрьме при режиме Кастро имеют под собой какие-то основания?

— Это полный бред, и на Кубе никто в это не поверит. Систему репрессий мне подробно объясняли разные люди, вовсе не коммунисты. Поначалу были вооруженные столкновения, революция была многослойная. Были радикальные группы (без насилия), которых не устраивал новый порядок. Активистов таких групп могли заключить в тюрьму на четыре-пять лет. Я вместе с группой от университета поехал на полтора месяца рубить тростник. Рубили четверками, среди нас был парень — он просидел в тюрьме пять лет. Он был из бунтарей, которые поначалу активно выступали против этого нового порядка.

В тюрьме он рубил тростник и был из нас единственным, кто знал главные приемы. У него мы и учились. Так вот, с этим экс-контрреволюционером у меня обнаружилось полное совпадение взглядов. Он признавал мои доводы здравыми, и у него самого они были продуманы, он к ним сам пришел путем перебора многих вариантов в «школе тюрьмы». Человек это был очень молчаливый, на кубинца мало похож — высокий, белокурый (я его сначала принял за европейца). Он стал убежденным и упорным сторонником кубинского социализма, хотя от политики держался подальше. Я потом попал в Сантьяго-де-Куба в 1979 году и был у него дома. Он окончил университет, стал инженером, старшая дочь его уже училась в музыкальной школе при консерватории. Сам он мало изменился, и мы с ним поговорили с таким же взаимным пониманием, как раньше. Среди интеллигенции, с которой я общался на Кубе, он был тем человеком, который понял смысл революции Кастро. Меня удивляло то, что мы одинаково представляли будущее. Были оптимистами.

Вообще, мы очень мало извлекли для себя понимания от общения с такими людьми. А для нас это было очень важно. Много раз приходилось всю ночь сидеть и говорить, говорить, спорить... Там были и итальянцы, и французы — участники «Красного мая» в 1968 году. Многие из левых активистов тогда кинулись на Кубу, и их там пригрели. Столько я услышал и идей, и образов из этого общения. Литература того времени была сильная, вдобавок нам показывали лучшие фильмы всего мира — их молодые левые американцы привозили. Вот только-только фильм вышел — сразу на Кубу. Каждый день можно было какой-нибудь классный фильм посмотреть.

— То есть Куба стала авангардом международного коммунистического и левого движения.

— Скорее символом — условия везде были разные, и авангарды разные. Но верно, что на Кубе в 1970-е годы было всеобщее бурление. Это была колоссальная возможность многое узнать для советской интеллигенции, но эту возможность мы мало использовали. На Кубе собирались философы, поэты и активисты из Штатов, Латинской Америки, всей Европы. И все были в таком необычном духовном состоянии, все как-то горели и хотели высказаться.

— И при этом смотрели на СССР как на старшего брата?

— Да, СССР — это был такой бастион, хотя плохо его понимали. Как и мы сами.

— А с самим Кастро вам приходилось сталкиваться где-нибудь?

— Только во время его выступлений, по четыре часа. Объяснял, какие были альтернативы и почему выбрали такое-то решение. Это я бы назвал прямой демократией.

Во время визита на Кубу Михаила Горбачева, 1989 г. Во время визита на Кубу Михаила Горбачева (1989) Фото: ©Сергей Гунеев, РИА «Новости»
«ПРИДУТ МОЛОДЫЕ И ПРОДАДУТ НАС, КАК ГОРБАЧЕВ ПРОДАЛ ВАС»

— Когда в последний раз вы были на Кубе? Уже после перестройки?

— В октябре 1999 года был на нашей выставке и читал лекции в университете Гаваны. Поразительно: рухнул СССР, а они-то не рухнули. Хотя в 1990-е годы у них был настоящий голод, дефицит белка, очень тяжелая ситуация.

Возвращаясь к теме предательства: как жадно ждали наши демократические интеллигенты, чтобы Куба рухнула без СССР, озверела от голода, разложилась. Сладострастно смаковали каждую негативную новость: ура, на набережной Гаваны опять появились проститутки! Ура, нет горючего для автобусов — на улицах появились рикши! И так далее. При этом их бесило, что не растет на Кубе детская смертность, не закрываются школы. В самые трудные времена кубинцы сохраняли младенческую смертность на уровне 7 на тысячу, когда в богатой Бразилии она составляла 37 на тысячу.

— Куба как-то отреагировала на предательство СССР? Есть ли озлобление против бывших советских друзей?

— Скорее нам посочувствовали. Рикша остановился передохнуть на набережной, стоял около своей тележки (их делают на базе велосипеда). Разговорились. Он сказал: «Пока старики у власти, мы живы. Придут молодые и продадут нас, как Горбачев продал вас». Поразительно, но это я слышал от кубинцев несколько раз. Вечером того же дня столкнулся на улице со стариком, гуляющим с внучкой, перекинулись парой фраз. Он тоже сказал: «Пока старики у власти, мы живы. Придут молодые — мы все подохнем». Я возразил: не все подохнут!

— Тем не менее ненависти и озлобления вы не почувствовали?

— Нет, ни к кубинской милиции в зеленой форме, ни к нам, бывшим советским гражданам.

— После смерти Фиделя Кастро на Кубе пока что остаются у власти «старики» — его брат Рауль Кастро, ему 85 лет. Но кто эти «молодые», которых так боятся кубинцы?

— Смена поколений — это всегда связано с рисками. Пока Куба была социалистической, выросли новые люди, молодые интеллигенты, у которых в детстве уже не было рахита и костного туберкулеза на почве голода. И теперь они не верят, как и мы не верили в 1980-е годы, что голод существует. Во всяком случае, не верят, что он может ударить по ним лично или их детям. Их раздражает уравнительное скудное для всех существование. Они себя считают революционерами, коммунистами, а идут по той же дорожке, по которой и мы шли. Они желают улучшить любимую социалистическую систему и уверены, что это легко сделать — как и мы были уверены.

Когда в 1999 году я читал лекции в Гаване, я говорил своим слушателям: «У вас происходит то же самое, что и у нас было в начале 1980-х годов накануне перестройки». А они ждали, что я им предложу какие-то быстрые изменения. Я после Кубы 15 лет изучал советскую систему — мы жили при ней, но ничего толком о ней не знали. Мы тогда не понимали и лишь запоздало узнали, что улучшить сложную систему — это, оказывается, очень рискованная вещь, потому что мы не видим подводных камней. Так вот, к 1988 году, когда перестройка уже резко вильнула в сторону демонтажа народа и государства, я это понял. Люди не знали, что они разрушали. Они думали, что делают лучше.

Владимир Путин с официальным визитом на Кубу по приглашению Фиделя Кастро, 2000 г. Владимир Путин с официальным визитом на Кубу по приглашению Фиделя Кастро (2000) Фото: kremlin.ru
«В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ Я ЕЗДИЛ НА КУБУ В 1999 ГОДУ — КАК С ФРОНТА НА ПОБЫВКУ»

— А чем вы объясняете ликование Майами при известии о смерти Кастро? Кто эти люди?

— Это, как и у нас, третье поколение в школе и в ТV принимают новую идеологию. А там 5 поколений вне Родины, под прессом мощной пропаганды. Да их отцы и деды — эмигранты — омрачены. А вообще, нам показывали лишь тех, кто ликовал и размахивал флагами — их с гулькин нос. Как говорят, cuatro gatos — «четыре кота». Я уверен, что многие кубинцы Майами дома сидели и вспоминали Кастро добрым словом. Обиды забываются, а Куба — вот она!

— Как вы считаете, современная Россия будет поддерживать Кубу? Владимир Путин, как только пришел к власти, начал заново выстраивать отношения с Гаваной.

— Путин попытался возродить отношения с Кубой после «бури и натиска» 90-х годов. Но это непросто, потому что на двух стульях усидеть тяжело. Ведь надо восстановить отношения и с США. Сложные компромиссы.

Конечно, США без СССР могли бы задушить Кубу, но это было бы большой ошибкой. Вся Латинская Америка смотрит на Кубу, как заключенный из тюрьмы смотрит на волю. Она — огонек надежды, отдушина. Не думаю, что США задавят Кубу. Создать новый очаг конфликта под носом — глупо. К тому же Латинская Америка развивается, Кубу любят. Теперь, после крушения СССР, ее поддерживают и Латинская Америка, и Европа, и Азия — пусть исподтишка.

— А обычные российские граждане, на ваш взгляд, сохранили любовь к Кубе?

— Сейчас туда стали ездить из России — копят деньги. Это не туризм, а паломничество. А большинство, хоть не ездят, сохранили любовь к Кубе, как и к СССР — они родственники. Я вот тоже в 1999 году съездил, как с фронта на побывку. Здесь — отступление и окружение, а там — маленький оазис достойных отношений. Это дало мне надежду, и она не обманула.
https://www.business-gazeta.ru/article/330706

Можно немного поспорить, но Маэстро редко ошибается. Мучас грасиас за Правду!

Путеводитель по Кубе. Для туристов, бизнесменов и политологов. Много инфы, фото, видео

Форум

История Кубы. Часть 9.

Фидель не раз высказывал мысль о том, что монкадисты не выступали и не хотят выступать в роли поджигателей гражданской войны, если будут восстановлены и действительно открыты все пути для нормальной политической жизни, но если в стране будут царить насилие и диктатура, то преступлением будет не поднять гражданскую войну для возвращения народу его свобод.

Давление на правительство постоянно нарастало, требование амнистии ширилось и грозило превратиться в мощный объединяющий лозунг всех антиправительственных сил. В этих условиях Батиста счел более целесообразным распространить в конце концов ранее принятый закон об амнистии и на монкадистов.
15 мая 1955 г. Фидель, Рауль и их соратники по героической эпопее покинули ворота тюрьмы на острове Пинос.

[Spoiler (click to open)]Освобождение монкадистов стало новостью номер один на Кубе, вся страна жадно ловила их выступления, жесты, комментировала их поступки. Это были первые в истории Кубы политические деятели, которые не имели никакой собственности, были в большинстве случаев буквально бездомными, все пожитки которых умещались в маленьком чемоданчике. Но это только увеличивало их притягательную силу.

Фидель поселился у своей сестры Лидии, которой он подробно описал в последнем письме из тюрьмы от 2 мая 1955 г., как он хотел бы устроиться на свободе: «Что касается материальных удобств, то, если бы не необходимость жить при минимальном материальном благополучии, поверь мне, я был бы счастлив, имея пристанище в коммунальной квартире и ложась спать на кушетку с ящиком для хранения постельного белья. Мне достаточно одного блюда маланги или картошки, которые я нахожу столь изысканными, как манна небесная. Несмотря на всю дороговизну жизни, я могу роскошно жить на 40 разумно использованных сентаво в день. Это вовсе не преувеличение, я говорю откровенно... Чем меньше будут связывать меня нужды материальной жизни, тем независимее и полезнее я буду... Я бедняк, у меня ничего нет, я ни разу не украл ни одного сентаво, ни у кого не попрошайничал, а своей карьерой пожертвовал ради нашего дела...
Мне необходимы лишь книги, а книги я рассматриваю как духовные ценности...»
Именно так и стал жить Фидель, вырвавшись из заключения.

За короткое время пребывания на свободе на Кубе (с 15 мая по 7 июля 1955 г.) Фидель развернул активную работу в двух направлениях: организация мощного пропагандистского наступления на правительство и формирование организационной структуры Движения, которому на борту парома, на пути с острова Пинос, было присвоено название «Движение 26 июля».
Фидель и его сторонники не льстили себя надеждой, что перед ними откроются все пути для ведения законной политической деятельности. Они даже называли себя «морскими свинками», которые сознательно становятся объектом опыта, который должен показать, изменила ли диктатура свою природу, надев на себя конституционное обличье. Они не скрывали своих целей, состоявших в борьбе за власть законными средствами. Но очень скоро им пришлось убедиться, что все их опасения оказались совершенно обоснованными.

Правительство Батисты и в самом деле не собиралось мириться с «воинственной оппозицией», как себя, не таясь, называли сторонники Фиделя. Оно с первого же момента начало создавать вокруг них вакуум, чтобы лишить их каналов для обращения к общественному мнению. Когда 19 мая 1955 г. Фидель выступил в передаче по одной из гаванских радиостанций, полиция на другой же день арестовала управляющего радиостанцией с целью запугать его.
На 20 мая было намечено проведение массового митинга в университете, на котором в качестве главного оратора должен был выступать Фидель Кастро. Но правительство опять вмешалось. Сначала оно запретило проводить радиотрансляцию митинга, а вскоре, прибегнув к широкой демонстрации силы, наложило вето и на проведение самого митинга. Фидель не смог пройти сквозь сплошную цепь полицейских, окруживших университет.

Прошло всего четыре дня, когда 25 мая полиция без всяких оснований вновь ворвалась в дом амнистированного монкадиста Педро Мирета, арестовала его, а также находившихся вместе с ним родственников и знакомых, которых в наручниках отправили в тюрьму. Полицейский офицер, проводивший эту «операцию», представил в суд письменное требование об аресте и Рауля Кастро. Обыск в доме, разумеется, ничего не дал провокаторам, не было найдено ни компрометирующих документов, ни вооружения. И тем не менее судья, отпустив задержанных под честное слово, назначил на 15 июня формальное слушание дела.

Фидель вновь бросается на защиту друзей. Он опять созывает представителей печати, разоблачает абсурдность утверждений правительства, с иронией отмечает, что опыт, поставленный на «морских свинках» — амнистированных монкадистах, — показывает, что амнистия превращается в кровавый фарс.
Обстановка вокруг монкадистов быстро и опасно накалялась. 10 июня 1955 г. в различных районах Гаваны произошло 7 взрывов. Не было сомнения, что взрывы были делом рук полицейских провокаторов, которые хотели создать предлог для расправы с монкадистами. Нельзя исключать, что в отдельных случаях к террору могли прибегать также отчаявшиеся и введенные в заблуждение противники режима. Но Фидель всегда последовательно выступал против такой формы борьбы. Он заявлял: «Я настолько убежден в огромном вреде, который они наносят борьбе против диктатуры, что не боюсь публично осудить банду дикарей, которые оказывают столь ценную услугу Батисте, в то же время выдавая себя за революционеров». Как и предвидел Фидель, серия этих взрывов дала правительству Батисты желанный повод для нанесения удара по оппозиции.

Правительство вело дело к подготовке крупного политического процесса. К делу о «подрывной деятельности» была привлечена и народно-социалистическая партия Кубы. Одновременно был арестован редактор газеты «Ля Калье», которая предоставила свои страницы для выступлений Фиделя Кастро. Стало ясно, что мирный путь к политическому решению проблем Кубы закрыт наглухо, пока у власти стоит Батиста. По решению Фиделя Рауль Кастро обратился в мексиканское посольство с просьбой о предоставлении политического убежища и вскоре выехал в Мексику, сократил свои открытые выступления, чтобы не позволить противнику спровоцировать себя и дать повод для физической расправы.

Все внимание Фиделя было уделено на этом этапе созданию организационной структуры «Движения 26 июля». В конце июля под руководством Фиделя в доме по адресу: ул. Фактория, № 62, в Гаване, состоялось совещание, в работе которого приняли участие Антонио Лопес Фернандес («Ньико»), Педро Мирет Прието, Аиде Сантамария Куадрадо, Мельба Эрнандес Родригес дель Рей, Педро Аги-лера Гонсалес и Хосе Суарес Бланко — все участники штурма Монкады 26 июля 1953 года. Также присутствовали Ар-мандо Харт Давалос, Фаустино Перес Эрнандес и Луис Бонито Мильян, первые двое из рядов Национального революционного движения, а последний был выходцем из «ортодоксальной партии».

На совещании было принято решение о создании организации, в руководство которой вошли все присутствовавшие. Было решено назвать организацию «Революционное движение 26 июля». Тогда же каждому из членов руководства был намечен участок работы, и перед каждым поставлены ближайшие задачи.
В него влилась часть бойцов — членов молодежной ортодоксальной организации.
Когда Фидель Кастро убедился, что «Движение 26 июля» может действовать и развиваться без его физического присутствия, он принял решение покинуть Кубу.

Перед отлетом в Мексику Фидель Кастро направил во все газеты свое заявление, в котором он открыто сказал как о причинах, толкнувших его на добровольное изгнание, так и о целях, за достижение которых он будет бороться. В заявлении говорилось: «Я покидаю Кубу, потому что передо мной закрыты все пути для политической борьбы. Я буду жить где-нибудь в районе Карибского моря.
Из таких поездок, в которую отправляюсь теперь я, обычно не возвращаются, а если возвращаются, то после разрушения до основания тиранического режима.
Гавана, 7 июля 1955 года Фидель Кастро Рус»

Продолжение смотрите у Леонова, это там находчивый блогер "svoemesto" забуканерил

http://www.libtxt.ru/chitat/leonov_nikolay/45342-fidel_kastro._politicheskaya_biografiya/15.html

Продолжение следует

Забуканэрил у svoemesto

Путеводитель по Кубе. Для туристов, бизнесменов и политологов. Много инфы, фото, видео
Учите любые иностранные языки по новой технологии
Путеводитель по Мексике. Приключения автотуриста
Путеводитель по Латинской Америке (кроме Кубы и Мексики)
Склад Хорошей Музыки. От блюза до мерэнге и кумбии. Тысячи клипов. Кино
Советы и помощь по ЖЖ. Верхний пост. Метки. Настройки. Поиск Яндекса в блоге. Сайдбар.
Моторхоумы, дома на колёсах. Автотуризм, кемпинги, палатки. Много видео!
Лекарства, аптеки. Заэкономируйте динэро!
Бардак на дорогах. Олени и тошноты, мажоры, депутаты и гаеры

Кнопки подписки на полезную царапнину. Жмите, заэкономируете бюджет на многие вещи.
 title= title= title= title= title=Твиттер

Верхний пост (+ там добавляют в друзья) и много лайфхаков
Форум

История Кубы. Часть 2.

Мачадо начал рулить не по-детски - с мега-террора. Физически избавился от практически всей верхушки профсоюзного движения, запретил любую оппозицию и кроваво забарывал любые выступления недовольных - например повесил 40 крестьян в провинции Камагуэй в ответ на похищение богатого помещика этого района.
Поставив террор на широкую ногу - ввел новые налоги и принялся за обещанное строительство. Подрядчики - 75% американские фирмы. Бабла на этом поднимали просто невообразимое количество. Достаточно сказать что при строительство одного километра дороги обходилось в 100 000 песо, хотя затраты на эти работы составляли в то время 9 400 песо. 1000% навара с каждого километра - это сильно!
[Spoiler (click to open)]
Настал 1927 год. Приближался срок окончания правления, но Мачадо рулить понравилось. К тому же практически вся оппозиция, которая реально могла что-то там выступить против находилась в полных минусах после репрессий. Поэтому в Учредительное собрание по-быстрому провели выборы, к которым просто-напросто не допустили те партии, которые были против Мачады. Таким образом в этих выборах приняло участие только 10% населения. Новое собрание тут же, наплевав на Конституцию и Конгресс продлило полномочия Мачадо до 1935 года.
Народ от такого расклада опять начал бузить, а Мачадо снова возобновил террор. А в 1929 году еще и кризис всемирный разразился - так он по Кубе вмазал так - мама не горюй! В результате кризиса многие предприятия были закрыты, безработица к 1933 году достигла более миллиона человек - а это составляло на тот момент 41% населения старше 13 лет.

Народ стал бузить уже по-серьезному, при этом к простому народу подключилась и буржуазия - их Мачадо тоже достал уже. При такой ботве Мачадо в ноябре 1930 года вводит по всей стране военное положение и создает дополнительные репрессивные органы. К процессу, конечно же, подключились и Штаты - с 1933-м заслали в Гавану Бенджамина Самнера Уэллеса для обеспечения 'законного' и 'мирного' перехода власти без вооруженного восстания. Начал бегать туда-сюда между партиями и пытаться с ними договориться. Нихрена не вышло. Народ продолжал бузить все больше и больше, а Мачадо все усиливал и усиливал репрессии. Грянула мега-забастовка на которой потребовали немедленной Мачадовский отставки. Мачада из-за спины Уэллеса крутил народу фигу и в отставку уйти отказался. Уэллес на Мачаду за такое обиделся страшно - что за расклад такой? Нехрен за меня прятаться и на массы народные толкать. Они ведь и лицо помять могут, ага. С мятым лицом Уэллесу ходить совсем не хотелось, поэтому он попросил прислать американские военно-морские суда и потребовал у военного руководства страны свергнуть наконец этого мудака Мачадо. Мачадо такого расклада тоже не ожидал. Если уж посол США призывает его свергнуть: Свергнутым быть очень неприятно - это Мачадо понимал. Могут ведь в азарте стрелять начать, бо-бо сделают. Поэтому он 12 августа 1933 года он подает в отставку и убегает из страны.

Командующий Вооруженными силами генерал Альберто Эррера очень хотел занять президентское кресло после Мачадо. Но его, по старой доброй традиции, прокатили. Ночью 12 августа после Мачадовского бегства конгресс по-быстрому проконсультировался со Штатами и назначил президентом Карлоса Мануэля и Сеспендеса - весьма малозначительную фигуру. Эррера оказался в пролете. Вообще-то зря они так - когда командующий армией хочет стать президентом - с ним поговорить хотя бы надо, а не так вот ночью, втихую. Зря они так с армейским начальством, зря.

Сеспендес у власти - а что толку? Ни он, ни Уэллес, ни буржуазные партии не догнали какой размах уже имело (и продолжало развиваться) народное движение, которым рулили рабочие лидеры и студенты. В течение нескольких недель народ беспредельничал путем отлавливания и убивания особо ненавистных им палачей мачадовского режима. По просьбе Уэллеса даже два военных американских судна в гаванскую бухту приплыли - в порядке угрозы так сказать. Пока суда плыли народ уде порешил всех кого хотел и начал наезжать на правительство - типа долой блин! Уничтожим все следы тирании! Даешь выборы! Сеспендеса - на помойку!

О масштабах движения народных масс против олигархического режима свидетельствует и тот факт, что положением дел была недовольна основная масс солдат, капралов и сержантов - им почему-то не нравилось что деньги, выделяемые на питание, обмундирование и прочие фенечки для личного состава до них не доходили - оседали в карманах офицеров. Армия взбунтовалась. Бунт возглавил сержант-стенограф Фульхенсио Батиста еще семь сержантов. Их стали называть 'Хунта восьми' - по количеству первоначальных членов. 4 сентября 1933 года они смещают офицеров и берут власть в свои руки. Этот переворот стали называть 'заговор сержантов'. Батиста тут же получает звание полковника и становится начальником генштаба.
Уэллесу и так не нравилось как народ себя ведет, а тут еще и армия такие вот фокусы вытворять начала, поэтому он запрашивает у Штатов военной помощи и 7 сентября в кубинские воды вплывает эскадра из 30 судов и усиливается военно-морская база в Гуантанамо. Правда пока суда плыли Батиста успел уже закорешиться с Уэллесом. Поэтому стрелять решили пока не начинать.
Сеспендес низложен, вместо него 10 сентября назначают Рамона Грау Сан-Мартина, а Батиста продолжает рулить армией.

Состав правительства Грау был весьма неоднороден, в связи с чем они там между собой договаривались о чем либо с большим трудом. Но за модернизацию страны Грау взялся серьезно и начал издавать всякие правильные законы и прочие решения: снизил расценки на электричество, прощает 50% неуплаченных вовремя налогов, вводит минимальную поддельную оплату, запрещает юзать пацанов моложе 18 лет на дневных работах, а моложе 14 - в качестве подмастерьев, создает министерство труда, определяет ответственность хозяев в случае производственных травм, признает автономию Гаванского университета и выделяет ему 2% национального бюджета, предоставляет в университете 1000 бесплатных мест для студентов из бедных семей, начинает процесс чистки преподавательского состава, упраздняет печально известную тайную полицию, отменяет амнистию бывших палачей и создает карательные суды для их наказания и т.п. Эти меры народу нравились - Гроу клал на Конституцию 1901 года - он присягал верности своему долгу перед народом. Кроме того он клал по полной на поправку Плата - это тоже прибавляло ему популярности.

'Господствующему классу' такие расклады были как раз наоборот - сильно неинтересны. Они стали подговаривать всяких нехороших личностей из числа недобитых офицеров мачадистской армии и прочих обиженных революцией падонков ко всяческим безобразиям. Уговоры подкреплялись деньгами - благо деньги у них были - и падонки тут же начали безобразничать. Тут уже вовсю развернулся Батиста со своей армией и давай падонков забарывать - еще похлеще чем при Мачаде было. Причем ему было пофигу кого мочить - он и рабочие выступления, когда те проходили, подавлял с большой жестокостью. Даже как-то мирную демонстрацию расстрелял - типа нефига тут мирно демонстрировать всякое. Народ в такие движняки армейские не втыкался и предъявлял претензии Гитерасису - начальнику МВД - непосредственному руководителю Батисты. Ну и на Грау тоже наезжали. Батиста на начальника и на президента клал - за ним была армия и вообще он был герой круче некуда. Такие народные протесты были Батисте удобны - и геноцидить людишек можно было продолжать, и сам вроде как весь в белом. Типа - я че, я ниче. Мне начальник приказал. Но он понимал что рано или поздно народ прочухает кто там на самом деле безобразничает - может и непоздоровиться. Поэтому договорившись с новым американским послом Джефферсоном Кэффери и прочими 'заинтересованными лицами' 15 января 1934 года совершает контрреволюционный переворот и свергает Грау.

Грау свергли - на его место поставили инженера Карлоса Эвиа. Нахрена это было сделано - непонятно абсолютно, так как через 2 часа его заменяют на полковника Карлоса Мендьету - ультрареакционного политика и американофила. Армия остается в лапах Батисты. Таким образом появляется 'правительство национальной концентрации', которое народ назвал правительством Мендьеты-Кэффери-Батисты. Напомню что Кэффери - это тогдашний посол США на Кубе. Народ - его совсем уж не обманешь - просек кто там у руля оказался.
Мендьета не доходил до крайностей диктатуры, которая была при Мачадо, но рулить тоже принялся лихо.
Поотменял практически все что добилось временное правительство и понасоздавал разных законов и декретов чрезвычайных типа про создание судов в которых приговоры обжалованию не подлежат, ввел смертную казнь за диверсии и политические убийства, запретил проведение забастовок и манифестаций, запретил организовывать свободные профсоюзы, отменил университетскую автономию: При содействии США организовал и вооружил силовые органы, улучшил бытовые условия, довольствие и жалование в армии. Реально после этого хозяевами страны стали военные и ко всему бардаку которого в Республике и так было по самую макушку добавилась еще одна напасть - реакционный милитаризм.
Свергнутый Грау обиделся и организовал партию Кубинскую революционную партию ('аутентики') - КРП(А) - и вместе с другими партиями начал наезжать на правительство.

В марте 1934 года правительство Рузвельта решает отменить поправку Плата - уж больно их задрали непрерывно летящие в сторону США упреки от других стран - типа у вы там демократию и свободы всякие пропагандируете - а у самих вона чего. Поправку решили отменить чтобы выглядеть со стороны поприличнее. К тому же к этому времени Куба настолько экономически зависела от США что в ней, фактически, уже отпала надобность. Можно было сделать такой 'шикарный' жест не теряя при этом ничего. Правда вместе с отменой поправки Плата одновременно подписали новый Договор о взаимности - взамен старого 1903 года. Договор внешне был очень даже привлекательный - по его условиям кубинский сахар даже несколько выигрывал. Но этот договор так и не вступил в силу так как США тут же применило закон Костигэна-Джонса который устанавливал очень ограниченные квоты на ввоз кубинского сахара в США. То есть если раньше сахара ввозили больше и за меньшую стоимость, то теперь цена возросла - а оборот уменьшился. Толку от этого для Кубы - круглый ноль.

Этот договор вкупе с законом о квотах плюс антинародные меры и репрессии сделали свое дело - в 1935 году народ опять принялся нешуточно бузить - 6 марта начинается забастовки, а 9 и 10 марта стачка становиться всеобщей.
Мендьета и Батиста объявляют военное положение, отменяют конституцию и бросают на забастовщиков армию - начинается бойня, в которой погибает основная часть руководства забастовщиков. Революция 1933 года была полностью подавлена.

Итак забастовка 1935 года была подавлена. Многие оставшиеся в живых лидеры оппозиции перебрались в Майами и в Мексику и уже оттуда кричали на Мендьетту и Батисту всякое. Народ был затеррорен и пакостил по-мелкому и в одиночку - бомбочки подкладывал, петарды и т.п. Тактика борьбы изменилась - стали создаваться новые профсоюзные движения, но уже во главе с людьми 'не замеченными' в революционном настрое, мелкие партии начали объединяться в коалиции и т.п. По-крупному никто не высовывался - помнили 1935 год.

В январе 1936 года происходят выборы и президентом становится Мигель Мариано Гомес - дружбан Батисты. Но Батиста с выбором друга оплошал мальца - Гомес, оказывается, имеет свой взгляд на то, как надо рулить страной и взгляд этот от Батистовского несколько отличается. Поэтому тут же возникают некоторые противоречия между гражданской властью (Гомес) и военной (Батиста). Народ это просек и яростно начал этим пользоваться - опять требовать всякого.

Батиста был не дурак и смекнул, что пора смазывать лыжи в другом направлении - становиться демократом. К тому же и на внешнеполитической арене было на кого равняться - Рузвельт сменяет политику 'большой дубинки' на политику 'доброго соседа'. Батиста террор уменьшил и принялся за демократизацию. Начал принимать всякие добрые законы про образовании, программы экономического развития и тому подобные демократические штучки. В 1940 году приняли новую конституцию - она оказалась реально прикольнее старой и давала народу много нового. Это было здорово - Конституция оказалась самой передовой на американском континенте и кубинцы этим срезу начали яростно гордиться. В общем и целом надо сказать что Батиста направление выбрал для движения верное и к выборам в июле 1940 года подошел подготовленным.
14 июля 1940 года состоялись президентские выборы. На них вышло два блока: Демократическая социалистическая коалиция (ДСК) выдвинула Батисту, а так называемый Пакт четырех - свергнутого недавно Грау.

На выборах Батиста Грау зарулил потому что имел прикольную предвыборную программу и всем напоминал как последние годы при нем все мега-демократично было, а у Грау никакого правительственного проекта не было - он даже обвинил Батисту в том что тот для своей программы предвыборной украл у него Программу КРП(А). К тому же пока Грау отсиживался в Майами он стал очень гордый и ни с кем не хотел объединятся - дескать я с КРП(А) всех и так сделаю! К тому же он отрицательно относился к солидарности кубинцев к испанцам в их антифашистской борьбе - народ этого не оценил, нет. На всякий случай Батиста, конечно, пофальсифицировал немножко результаты голосования - армия в некоторых провинциях ему в этом помогла, но в общем и целом Грау проиграл.
Таким образом президентом Республики в 1940 году стал полковник Фульхенсио Батиста.
Батиста стал президентом и новое правительство пришло к власти 10 октября 1940 года. Начался нормальный конституционный этап развития страны. За год до этого началась вторая мировая, и конституционное правление Батисты (1940-1944гг.) проходило в атмосфере сотрудничества демократических и антифашистских сил всего мира перед угрозой немецкого фашизма, что также сказалось на внутренней обстановке Кубы.

Хотя кубинская армия не принимала участия в боевых действиях страна выделяла на военные нужды борьбы часть своей промышленной продукции, прежде всего сахара. Определенное число кубинцев пошли добровольцами в армию союзников. Малочисленная военно-морская флотилия Кубы даже потопила одну из немецких подводных лодок в Атлантическом океане. И вообще период с 40 по 46 годы отмечен широким, сплоченным и боевым движением народа.
Однако внутри опять все пошло не так гладко как хотелось. Опять зацвела махровым цветом коррупция. Из-за войны появился острый дефицит сырья и готовой продукции - взлетели цены. И спекулянты тут же подтянулись, ага. Попытались разрулить это путем повышения зарплат и регулировкой цен - стал процветать 'черный рынок'. Народное недовольство росло. Да и медицину забросили - здравоохранение находилось в плачевном состоянии.

Авторитет правительства был подорван, и руководство КРП(А) во главе с Грау моментально развернули беспощадную критику и стали обещать народу что все будет сразу же хорошо как только Грау опять президентом выберут.
1 июня 1944 года состоялись очередные выборы. На них вышла правящая ДСК с кандидатом Карлосом и Саладригасом и оппозиционный Аутентико-республиканский альянс с кандидатурой все того-же Грау.
На этот раз зарулил всех Грау - уж больно себя ДСК за время правления успело дискредитировать.

Правительства 'аутентиков' - начали 'за здравие', кончили - 'за упокой'
10 октября 1944 года, с вступлением Грау на президентский пост начинается этап правления КРП(А), который распадается на 2 президентских периода - Грау (1944-1948) и Карлоса Прио Сокарраса (1948-1952). Начали они 'за здравие' (первые 2 года), кончили - 'за упокой'.

Вначале Грау развернул стремительную добрую деятельность. В первые месяцы умудрился так распорядится госфондами, что, получив в октябре казну с дефицитом 3,5 миллиона песо, в конце декабря добился положительного сальдо с 6 миллионов. Начал активную индустриализацию, начал обширное строительство дорог, школ в горных районах, значительно повысил зарплату многим категориям рабочих и все в таком духе. Народ его за это принялся сильно любить. Самое главное что он добился - в период с 44 по 46-й года - ввел в отношениях с США так называемый 'сахарный дифференциал'. В сафру 1945 года ('сафра' - это рубка сахарного тростника) Куба продала 250 000 тонн сахара в страны Латинской Америки по цене почти 7 сентаво за фунт, вместо того, чтобы поставить в США, которые платили всего 3,67. Разница в выручке (дифференциал) - почти 40 миллионов песо - пошла на субсидирования импортируемых Кубой продуктов питания, строительство и другие благие дела. Грау также принял формулу, гарантирующую ежегодно новый 'дифференциал' за счет повышения цен, которые США платили за кубинский сахар, в соответствии с повышением цен на продукты питания и другие товары, приобретаемые Кубой в США. А еще Грау сумел 'продавить' Штаты на договор, который гарантировал ежеквартальные подсчеты изменения цены на импортируемые на Кубу товары и пропорциональное повышение цен на кубинский сахар. Также Гроу добился возвращения народу многочисленных военных баз, построенных США на кубинской территории во время Второй Мировой войны. Маладец.

Но начиная с 1946 года Грау резко меняет направление на реакционное и антинародное. Отменяет 'сахарный дифференциал', отменяет многое из того, что сам же ввел. Начался небывалый разгул коррупции и гангстеризма. Достаточно сказать что правительство 'аутентиков' стало самым коррумпированным в истории республики. После Грау на выборах победил Прио, который пообещал народу избавиться от гангстеров. Ха-ха-ха. Хрена лысого! Не буду вдаваться во все подробности катаклизма, но страна стремительно катилась в пропасть.
Надвигались очередные выборы 1 июня 1952 года. Вместо Прио КРП(А) выдвигает Карлоса Эвиа, Партия объединенного действия - обратно Батисту, а 'ортодоксы' - Роберто Аграмонте.
По всем раскладам зарулить всех должен был Аграмонте, так как Эвиа вместе с КРП(А) был замазан в предыдущего правления Прио, а Батисту и так все прекрасно помнили и любили сильнее зубной боли. При этом Штаты любили из этой троицы только Батисту. Любовь была взаимной. К тому же Батисте очень нравилось быть президентом и хотелось этого снова.
Не имея никакой возможности победить на выборах Батиста объявил что Прио готовится совершить переворот с целью удержания власти и сам взял власть в свои руки путем военного переворота 10 марта 1952 года.
Для Кубы начался период самого неприкрытого и жестокого террора.
Ну а теперь настало время и про Фиделя Кастро рассказать.

Я в своем повествовании уже добрался до 1952 года - именно в это время Фидель Кастро начинает на Кубе свою революционную борьбу. Фидель играл и продолжает играть в истории Кубы огромную роль, поэтому давайте вернемся немного назад и проследим жизнь Фиделя до 1952 года - а потом двинемся дальше.
Папа Фиделя Анхель Кастро родился 8 декабря 1875 года в самой заброшенной и отсталой провинции Испании - Галисии. Галисии все жили предельно хреново и Анхелю светила незавидная участь - много работать, мало кушать и быстро помереть. Так в Галисии делали все. Анхель тоже было собрался так поступить, но в 1898 году произошел непредвиденный облом в виде мобилизации в армию - Испании не хватало очередной порции пушечного мяса для отправки на Кубу где ее дела были и так ниже ватерлинии. Анхеля повязали в солдаты, пообучали всякому и в 1901 году погрузили на корабль и отправили на Кубу. Так планы папы Фиделя быстро врезать дуба самостоятельно не сбылись - зато кораблик вез его к примерно такой же альтернативе - быть зарубленным мачете какого-нибудь кубинского повстанца. Но Анхель воспрял духом, так как просчитал, что если в Галисии шанс жить долго и счастливо был строго нулевым, то на Кубе все может оказаться иначе. От мачете и увернуться можно будет попробовать. И самому кому-нибудь лицо разбить. И много еще чего. По всем раскладам армейский призыв оказался хорошим шансом повидать мир нахаляву и что-то изменить в своей жизни.

Но по прибытии на Кубу все оказалось еще лучше - пока их корабль вел борьбу с водами Атлантического океана война на Кубе успела практически закончится без помощи Анхеля. Повоевать ему не дали. А скоро военные действия вообще прекратились. Война совсем кончилась - правда резко не в пользу испанцев. Пока война заканчивалась без участия Анхеля он времени не терял - присматривался к местным. Что за люди такие? Можно ли им доверять? Не сделают ли чего дурного бедному пареньку из Испании? Кубинцы Анхелю понравились - они совсем не хотели его обижать. Они вот-вот собирались обрести независимость и начать жить долго и счастливо. Анхелю такой расклад был по душе - ему нравилось когда его не обижали и тоже хотел жить долго и счастливо. Анхель решил остаться. Отстучал депешу в родную хату родителям - испросил разрешения не возвращаться. Родители были не против.

Анхель собрал вещички и отправился на поиска счастливой жизнь. Тут начались непредвиденные проблемы. Проблемы выражались в отсутствии работы. Таких умных, как Анхель, было много. А работы - мало. Анхель прослышал что в самой восточной провинции - Ориенте - работа еще не кончилась. Направился туда. Устроился ночным сторожем не шахте, потом перебрался на соседний завод и стал класть рельсы для железной дороге, по которой сахарный тростник на этот самый завод свозили. Класть рельсы было не интересно и тяжело - это не вписывалось в представления о хорошей жизни. Поэтому Анхель скопил немного денег, подговорил знакомых шпалоукладчиков и открыл вместе с ними в доле небольшую закусочную. Люди в закусочной стали закусывать, а Анхель с доходов от нее купил несколько упряжек быков. На этих упряжках можно было возить всякие тяжелые вещи для тех, у кого таких упряжек не было. За деньги, ясно дело. Личный гужевой транспорт вместе с закусочной стал приносить еще больше денег, и через какое-то время прикупил участочек земли. 9,5 тысяч гектар. Деревья на участках повырубил, корни повыкорчевывал и начал сажать там сахарный тростник. Еще столько же взял в аренду. И начал пахать. Жизнь потихоньку налаживалась, денежек стало больше и пора было обзаводиться семьей.


Анхеля стали теперь называть дон Анхель - это было круто. Он женился. Жена родила ему пять детей, но в живых осталось только двое - детская смертность в те времена рулила круто. Поэтому детей рожали непрерывным вахтенным методом. Короче - брали мать-природу числом. Жена жила с родителями, а Анхель занялся строительством фазенды на своем участке. Участок его был в 40 километрах от тещиного дома, в котором жила жена с детьми. Вот он и мотался на лошади каждый день туда-сюда, геройски подвергая себя риску быть прибитым разбойниками, который водились в тех местах. Через какое-то время такой расклад всех запарил, жена собрала детей и вещички и уехала в Сантьяго-де-Куба. На этом их брак распался.Через некоторое время у Анхеля сбежала кобыла и пока он ее искал - нашел вторую жену - Лину Рус Гонсалес. Анхелю очень понравились две упряжки чудесных быков и грузовая тележка, которая принадлежала его новому тестю. Что иметь возможность лицезреть эту красоту и далее пришлось в новый дом вместе с женой взять и тестя. Тестю быки тоже нравились и расставаться с ними он не хотел. Анхель свой дом построил прочным, красивым и удобным в эксплуатации. Поставил электрический движок, провел водопровод. К тому же планировки дома была очень удобно ориентирована на поточный метод деланья детей: на втором этаже была комната родителей с тремя кроватками для младших детей, а на первом - гостиная и 4 комнаты для уже подросшего потомства. Когда рождался очередной ребенок - самого старшего со второго этажа сгоняли на первый а его место занимал новорожденный.И так далее. От брака с Лииной Рус родилось семеро детей. Фидель был третьим ребенком, родившимся 13 августа 1926 года.

Можно с уверенностью констатировать, что у дона Анхеля дела шли хорошо и он был уважаемым и зажиточным человеком. Он работал, жена занималась хозяйством и воспитанием детей. Фиделю с братьями и сестрами жилось весьма неплохо. Когда он выучился писать и читать его вместе с сестрой отправили в Сантьяго-де-Куба - тогдашнюю столицу провинции Ориенте для продолжения обучения в католическом колледже. Для Феди это был первый выезд в город. В городе ему понравилось. Учиться ему тоже нравилось. Ему не нравилось жить в доме своих крестных которые его плохо кормили, периодически давали пиздюлей и вообще вели себя крайне по-хамски - мелкий родственник был им в тягость и они на нем оттягивались. Федя терпел-терпел да выдал им все по полной - типа граждане родственники, негоже с ребеночком так поступать, ага. Родственники от такой наглости офигели и тут же отправили его жить в общежитие колледжа. Этого он, собственно, и добивался. Через некоторое время к нему присоединились брательники Рауль и Рамон, которых тоже заслали в город за образованием. На каникулы они ездить погостить в родную хату, потом возвращались обратно. В колледже учились не абы-кто, а детки зажиточных людей, поэтому основным занятием ребят было замер - у чего отца длиннее. Земли там больше, бабла и прочих ценностей. У чьего отца этого было больше - тот пацан сразу становился безмерно крут в глазах одноклассников и учителей. Это была очень модная тема для обсуждений. Федя как то сказал одному воспитателю что типа не понимаю я что вы там все обсуждаете - мой папка по 300 песо в день зарабатывает - что с этого? Федя не знал что это было чрезвычайно круто - уже на следующий день его с братьям начали активно уважать - они по местным рейтингам стали самыми крутыми.

Свободное время в колледже Федя посвящал спорту - бейсболу, боксу, баскетболу, бильярду, подводному плаванию и т.п. Очень спортивный был мальчик, ага. На спорте он накачал мышцы, но никого не обижал. Иногда обижали его самого. Федин брат рассказывал, что если кто-то из старшеклассников умудрялся Федю отмутузить, то Федя на следующий день искал обидчика и вызывал его на бой. Если опять огребал - на следующий день поступал аналогично. И так до окончательной победы. Через какое-то время всех это запарило и старшеклассники от Феди отстали - им тоже было без радости ежедневно устраивать разборки. Так продолжалось 4 года. В 1936 году после Рождественских каникул дон Анхель сказал сыновьям что хватит им просиживать за партами - пора пахать начинать - учета для них, мол, закончилась. Феде пахать не хотелось - ему было интереснее учиться, а не трактором рулить. Пришлось папу уговаривать. Уговорил. Поехал учиться опять, но уже в другой колледж - 'Долорес'. По-началу жить начал, как и в первый раз, у каких-то далеких родственников. Родственники ему попались не в пример лучше первых - гнобили еще круче. Федя не стал дожидаться когда они в общагу сбагрят, собрал вещички, высказал свое мнение об их умственных, моральных и интеллектуальных зачатках и свалил в общагу самостоятельно. В 'Долоресе' Федя проучился до 1942 года. Учился хорошо, любил историю, географию, литературу. Яростно занимался спортом. В это время дон Анхель увлекся политикой и его, как богатого сельского лоха, тут же стали разводить на бабки всякие политики - типа дай денег на предвыборную кампанию, дай. Он давал.

В 1942 году Фидель переехал в Гавану и поступил в колледж 'Белен', чтобы завершить среднее образование и подготовиться к поступлению в университет. Это было привилегированное учебное заведение для детей из состоятельных семей. На крупные мероприятия, вроде выпускных актов, обычно приезжал архиепископ Гаваны, по традиции являвшийся и кардиналом - мегашишка по тем временам. Выпускники колледжа, как правило, продолжали учебу в Гаванском университете или выезжали за границу, чтобы по получении высшего образования войти в деловую и политическую элиту Кубы. Высокая плата за обучение позволяла владельцам колледжа нанимать лучших преподавателей, что в целом обеспечивало хороший уровень подготовки учеников и давало им дополнительные преимущества перед своими сверстниками. Феде в этом смысле подфартило. За три года пребывания в колледже 'Белен' он очень повзрослел, серьезно занялся изучением общественных наук, и в первую очередь истории, не оставляя своих прежних увлечений спортом.

Путеводитель по Кубе. Для туристов, бизнесменов и политологов. Много инфы, фото, видео
Учите любые иностранные языки по новой технологии
Путеводитель по Мексике. Приключения автотуриста
Путеводитель по Латинской Америке (кроме Кубы и Мексики)
Склад Хорошей Музыки. От блюза до мерэнге и кумбии. Тысячи клипов. Кино
Советы и помощь по ЖЖ. Верхний пост. Метки. Настройки. Поиск Яндекса в блоге. Сайдбар.
Моторхоумы, дома на колёсах. Автотуризм, кемпинги, палатки. Много видео!
Лекарства, аптеки. Заэкономируйте динэро!
Бардак на дорогах. Олени и тошноты, мажоры, депутаты и гаеры

Кнопки подписки на полезную царапнину. Жмите, заэкономируете бюджет на многие вещи.
 title= title= title= title= title=Твиттер

Верхний пост (+ там добавляют в друзья) и много лайфхаков